Ожог читать литмир

Ожог читать литмир

Эш Макинтайр — один из богатейших и наиболее влиятельных американских бизнесменов. В сексе Эш привык давать волю своей потаенной стороне, становясь бескомпромиссным и доходя до крайностей. Он требует полного подчинения и предпочитает женщин, которые хотят того же. Даже если это женщины, которых он делит с Джейсом и Гейбом.

Но Джейс встречает женщину, которую он категорически не хочет делить ни с кем. А Гейб недавно женился и наслаждается отношениями с женщиной, способной воплотить в жизнь все его фантазии. Счастье друзей еще сильнее обостряет в Эше чувство одиночества и неприкаянности.

Совершенно неожиданно Эш знакомится с Джоузи. На девушку не действует его мужское обаяние, и она абсолютно равнодушна к его богатству. Заинтригованный, Эш старается узнать о ней как можно больше и даже устраивает за Джоузи слежку, решив, что не позволит этой женщине исчезнуть из своей жизни. Он и представить не мог, что Джоузи, первоначально сказавшая ему «нет», окажется женщиной, способной довести его желания до невообразимой остроты.

Ожог читать литмир

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 558 157
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 499 906

© И. Иванов, перевод, 2014

© ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Моей «семье». Нас не связывают узы родства, и все равно они – моя семья

Эш Макинтайр стоял на бетонной дорожке парка Брайент. Засунув руки в карманы слаксов, он дышал весенним воздухом. Правда, ветер еще оставался холодным и даже кусачим, но весна неотвратимо теснила зиму. В парке было людно. Кто сидел на скамейках, кто – за столиками. Люди пили кофе, колдовали над ноутбуками или слушали музыку на айподе.

День выдался превосходный. Нельзя сказать, чтобы Эш позволял себе частые прогулки. Он редко бывал в парках, особенно в разгар рабочего дня. В такие часы Эш почти не вставал с кресла у себя в кабинете, ведя телефонные переговоры, набирая тексты электронных писем или планируя очередные деловые поездки. Он был из тех, кому некогда обращать внимание на красоты окружающего мира. Но сегодня его буквально вынесло из кабинета. Словно школяр, сбегающий с уроков, он покинул офис и пошел куда глаза глядят. Эш вообще не думал, что окажется здесь, в небольшом парке, со всех сторон зажатом небоскребами.

До свадьбы Миа и Гейба оставались считаные дни. Его лучший друг и деловой партнер с головой ушел в свадебные приготовления. Гейб делал все мыслимое и немыслимое, только бы подарить Миа свадьбу ее мечты. А Джейс? Второй его лучший друг и тоже деловой партнер был по уши влюблен в свою невесту Бетани и после работы, естественно, спешил к ней. Иными словами, двум лучшим друзьям Эша теперь стало не до него.

Времена, когда они втроем могли после работы куда-нибудь закатиться, остались в прошлом. Теперь Эш видел друзей только в рабочее время, а если они куда-то и ехали втроем, то опять-таки по делу. Нет, их многолетняя дружба вовсе не дала трещину. Гейб и Джейс постоянно твердили Эшу, что его место в изменившейся жизни остается прежним. Слова словами, однако Эш чувствовал: это не так. Он искренне радовался за друзей и все же никак не мог привыкнуть к изменившимся обстоятельствам. Слишком много перемен произошло за эти восемь месяцев в жизни их крепкой мужской троицы.

Но в жизни самого Эша почти ничего не изменилось. Он искренне радовался за друзей. Они были счастливы, что делало счастливым и его. Отчасти. За все годы их дружбы он впервые оказался в роли внешнего наблюдателя.

Как-то Эш заикнулся об этом. Гейб и Джейс даже рассердились. Заявили, что были и остаются его семьей, только в расширенном составе. Его крепкой, надежной семьей, не идущей ни в какое сравнение с «сообществом свихнутых», как они называли родительскую семью Эша и его родственников. Ну, с «сообществом» все было понятно. Эш и сам любыми способами уклонялся от контактов с ними. А вот с теми, кого он привык считать семьей… Эша не покидало ощущение, что он оказался на периферии. Гейб, Миа, Джейс и Бетани горячо это отрицали. В особенности Гейб и Джейс. Они стали для Эша настоящими братьями. Узы, связывавшие их, были гораздо прочнее кровных и казались нерушимыми… Можно сколько угодно отрицать перемены, только от этого ему не легче. Хорошо, можно не называть это периферией, а придумать более щадящее слово. Но факт все равно останется фактом: друзья Эша находились теперь в том состоянии, где третий лишний.

Долгие годы девизом их мужской троицы были слова: «Играй по-крупному и живи свободно». Свободно, поскольку постоянные отношения всегда меняют мужчину, меняют его приоритеты. Эш это прекрасно понимал. Более того, равнодушие Гейба и Джейса к своим любимым женщинам вызвало бы у него не радость, а недовольство. Вот только моральные принципы не всегда согласуются с эмоциями. Эш не достиг таких высот альтруизма, чтобы радоваться, когда твоим друзьям хорошо и без тебя.

Тяжелее всего было то, что до появления Бетани Джейс и Эш предпочитали секс втроем. Одна женщина на двоих. Так было почти всегда, и каким бы идиотизмом это ни казалось, Эш не представлял себе иных отношений с женщиной.

Раздражение не проходило. Самое паршивое было то, что Эш не знал, чего он сейчас хочет. Он вовсе не хотел оказаться на месте Гейба или Джейса… или хотел, но отказывался признаваться даже самому себе. Он не понимал, чтó с ним, и это ему очень не нравилось.

Эш всегда отличался целеустремленностью и точно знал, чего хочет. Деньги и влияние позволяли исполнить любое его желание. В окружающем мире было более чем достаточно женщин, которые бы с радостью исполнили все его просьбы, приказы и прихоти. Вот только какие? Если бы он знал!

Его взгляд блуждал по парку, натыкаясь на детские коляски, которые везли матери и няньки. Эш попробовал вообразить собственных детей и невольно вздрогнул. Ему было почти тридцать девять. В таком возрасте большинство мужчин, успев нагуляться, имеют семью и потомство. Но Эш пятнадцать лет ухлопал на то, чтобы достичь успеха и занять прочное место в деловом мире. И всего этого он добился без родительских денег, их связей, а главное – без их помощи.

Возможно, потому родители и остальная родня так сильно его ненавидели. Он довольно рано вышел из-под их влияния и велел им не соваться в его жизнь. Пойди он традиционным путем, опираясь на помощь, он бы тоже чего-то достиг, но достижения были бы куда скромнее. А так… Достижения Эша и были величайшим грехом в глазах его родни. По богатству и влиянию Эш перещеголял деда. Именно деда, а не отца. Отец умел лишь тратить. Пожалуй, только деда Эш и любил. Дед всегда был трудягой и всего добивался своими руками и головой. Вот только почему он терпел праздность сына, невестки и внуков? Эш был еще мальчишкой, когда дед продал свой успешный бизнес. С тех пор вся орава родственников Эша исправно транжирила дедовские деньги. Работать там не умели и не хотели.

Вспомнив о родне, Эш снова поморщился и тряхнул головой, прогоняя мысли. Жирные пиявки – вот они кто. Не нужны ему такие родственники. Особенно сейчас, когда они были бы не прочь присосаться и к его деньгам. А вот этого никогда не будет, и пусть родня считает его чудовищем.

Ознакомьтесь так же:  Себорея у ребенка 3 года

Бесцельное стояние посреди людного парка начало раздражать Эша. Хватит этой идиотской рефлексии. Так недолго и к психиатру загреметь. Но у Эша была другая психотерапия – работа. Лучшее лекарство, вышибающее из мозгов все лишние мысли. Работа. Единственное в его жизни, что не претерпело перемен. «ХКМ – курорты и отели» – детище, которое они втроем выпестовали и поставили на крепкие ноги. Нужно еще раз проверить, на какой стадии находится каждый из проектов. К счастью, им удалось найти новых инвесторов для строительства парижского отеля. А то ведь в конце прошлого года, когда ушли прежние инвесторы, проект был на грани срыва. Сейчас все шло как нельзя лучше. Вот только у его друзей работа перестала занимать главное место. Придется основную тяжесть взять на себя. У него одного нет никаких «отвлекающих моментов», значит он должен подставить свое дружеское плечо Гейбу и Джейсу. Если они открыли для себя жизнь вне работы, пусть сполна наслаждаются ею.

Эш повернулся и зашагал в обратном направлении. Его взгляд рассеянно скользил по сторонам, пока не наткнулся на молодую женщину. Она сидела за одним из дальних столиков. Эш остановился, приглядываясь к незнакомке. У нее были длинные светлые волосы, с которыми играл ветер, удивительно красивое лицо и лучистые глаза. Последнее Эш заметил даже издали.

В понедельник утром Джейс ждал появления Эша, сидя в его рабочем кабинете. Он ждал не только Эша, но и объяснений. После того ночного звонка слишком многое оставалось непонятным. Конечно, можно было бы позвонить Эшу в субботу или воскресенье, но Джейс не хотел мешать другу.

Эш не удивился ни присутствию Джейса, ни его обеспокоенному взгляду.

— Ну как, что-нибудь выяснил? — спросил Джейс, не дожидаясь, пока Эш сядет.

Эш швырнул портфель на стол, уселся в кресло и только тогда нарушил молчание.

— Выясняю, — лаконично ответил он. — По дороге сюда сделал несколько звонков. Попросил установить наблюдение за этой тварью. Надо выяснить особенности его перемещения и подобрать оптимальное время, когда удобнее всего на него напасть.

— Боже милостивый, — пробормотал Джейс. — Неужели ты настолько серьезно в это въехал?

На столе Эша громоздилась внушительная стопка бумаг. Извещения о звонках, которые нельзя оставлять без внимания. Документы, требовавшие его подписи. Но Эш словно не видел их. Он откинулся на спинку кресла и заложил руки за голову:

Ожог читать литмир

  • Объем: 370 стр.
  • Жанр:з арубежные любовные романы, э ротические романы
  • Теги:р евность, с ексуальность, с трастная любовь, ч увственность

Эш Макинтайр – один из богатейших и наиболее влиятельных американских бизнесменов. В сексе Эш привык давать волю своей потаенной стороне, становясь бескомпромиссным и доходя до крайностей. Он требует полного подчинения и предпочитает женщин, которые хотят того же. Даже если это женщины, которых он делит с Джейсом и Гейбом.

Но Джейс встречает женщину, которую он категорически не хочет делить ни с кем. А Гейб недавно женился и наслаждается отношениями с женщиной, способной воплотить в жизнь все его фантазии. Счастье друзей еще сильнее обостряет в Эше чувство одиночества и неприкаянности.

Совершенно неожиданно Эш знакомится с Джоузи. На девушку не действует его мужское обаяние, и она абсолютно равнодушна к его богатству. Заинтригованный, Эш старается узнать о ней как можно больше и даже устраивает за Джоузи слежку, решив, что не позволит этой женщине исчезнуть из своей жизни. Он и представить не мог, что Джоузи, первоначально сказавшая ему «нет», окажется женщиной, способной довести его желания до невообразимой остроты.

Ожог читать литмир

Переводчик : Игорь Иванов

Дата написания: 2013

Год издания: 2014

ISBN (EAN): 9785389077607

Объем: 588.8 тыс. знаков

Входит в серию

Сто оттенков любви. Запретные удовольствия

Отзывы на книгу

Устав от напряжённых дней решила всё-таки дочитать трилогию, про друзей любящих БДСМ. Ну что, в общем-то, всё было банально и предсказуемо. Из тройки свободным остался только Эш и вокруг него все события и развивались. Я уж думала, что автор пойдёт по пути первой и второй части, придумает что-то душераздирающее с философским подтекстом, острой социальной проблемой, как это было в предыдущей книге, но нет. Какой-то такой большой трагедии не увидела, да и в целом-то фактически с самого начала Эш заявил, что хочет жениться, что хочет семью, детей, и никто кроме героини его не интересует. Тут, даже бесполезно ставить спойлер, потому что сюжет банален и без всяких ухищрений.

И если честно, очень даже напоминает сюжет «50 оттенков серого», только если вторая часть ещё как-то отошла от «канона», то третья не то чтобы повторила сюжет, но достаточно близко к этому подобралась. И где-то на заднем плане ходят маньяки, размахивающие топором. Нет ну хотя бы для разнообразия не побои, не драки, а ну погони, преследования перестрелки, а то, как обычно прекрасному полу достаётся, а мужики – трусы, сидят в кустах и ждут, когда их охрана разберётся с врагом. А поскольку все жили долго и счастливо, то смело перехожу к пёрлам сюжета. Те, кто читал «50 оттенков» помнят буйную танцующую внутреннюю богиню Анастейши. Так вот забудьте, это ещё цветочки и игры разума. Гораздо страшнее, когда вживую происходит следующее. Для наглядности цитирую дословно «она скакала на нём, как на винтовой лестнице». Не думаю, что у многих на это хватит воображения, да и, по меньшей мере, за жизнь и здоровье героев становится страшно. Следующая фраза ставит в ступор и заставляет задуматься, а не робот ли героиня «глаза Джоузи вспыхнули, как неоновые трубки». Прям женщина-загадка, но талантливый человек, талантлив во всём, поэтому «достигнув экстаза, из глаз Джоузи брызнули искры, которые растеклись лавой по телу Эша». Вот что значит перед нами художница и дизайнер необычных украшений. «Браво» автор, нормальные слова на этом заканчиваются, и наступает истерика от смеха. Причём до этого, в первых двух книгах такого бреда не было, и такие нелепые фразы не встречались. Ну что ж, автор перегорела и, слава Богу. Главное вовремя остановится и не превращать сюжет в идиотизм.

Но скажу одну вещь, то что герои в целом-то не были противными людьми, не вызывали отвращения, и придирки только вообще к существованию такого развития сюжета. Люди как люди, ну да со своими склонностями, но без всякой тирании. Но только если у друзей Эша характер был раскрыт, почему они такие, почему кто-то сильный, кто-то слабый, то здесь всё пущено на самотёк. Не поняла вообще, для чего введены его родные, которые никак не развивают сюжет и в целом-то могли остаться на заднем плане, но лучше бы вывели на первый план и позволили эмоционально терроризировать персонажей, тогда бы уже было видно развитие личности. А так, все самодостаточные, храбрые и смелые в силу своих денежных возможностей. Развиваться некуда, да в общем-то и не к чему.

Ожог читать литмир

…Что может враг? Разрушить и убить.

А я могу любить,

а мне не счесть души моей богатства,

а я затем хочу и буду жить,

как дань людскому братству,

на жертвенник всемирный положить.

Свисти со всех сторон.

…По сумрачным утрам

ты за водой ходил на льдистый Невский,

где выл норд-вест,

седой, косматый, резкий,

и запах гари стлался по дворам.

Стоял, пылая, город.

…И всё осталось там – за белым-белым,

за тем январским ледовитым днём.

О, как я жить решилась, как я смела!

Ведь мы давно условились: вдвоём.

(Поэма «Твой путь», Ольга Берггольц)

БЕССМЕРТНОМУ ПОДВИГУ ЛЕНИНГРАДЦЕВ

Снова заунывно выла сирена, снова стучал тревожно и часто метроном, отдаваясь в ушах тупой вязкой болью. Над истощённым Ленинградом стальными хищными птицами кружили «мессеры», выискивая добычу среди покрытых толстой наледью, безлюдных улиц. И Лиля знала: немцы не успокоятся, пока не перебьют их всех. Кого-то снарядами и бомбами, а кого-то при помощи своего наёмного убийцы – голода, который точно тощий волк рыскал по ленинградским закоулкам и дворам, заглядывая в тёмные квартиры.

Ознакомьтесь так же:  Варикоз горячая ванна

Она высунула нос из-под наваленных на кровать одеял и чутко прислушалась к мёрзлой тишине, что наступила между двумя взрывами. Сквозь узкую щель между рамой и фанерой, которой было заколочено окно, нанесло небольшие кучки снега. Белый, как порошок, он уже успел покрыться тонкой корочкой льда, а на одеяле серебрился крохотными искрами иней. Надо бы заткнуть эти щели матрацем. Или на худой конец каким-нибудь тряпьём – какое только сыщется.

Холода Лиля не чувствовала уже давно. Последнее время она не чувствовала совсем ничего, только страшную, давящую, всепоглощающую усталость. Ноги и руки будто перестали слушаться её, зажили своей, отдельной жизнью и частенько не желали двигаться. Лиле приходилось заставлять их идти – на колонку за водой, в булочную на углу за скудным хлебным пайком, на крышу, чтобы ловить «зажигалки». Идти, осторожно ступая по скользкому и такому опасному льду, который вздрагивал под её ногами словно живой, морщился, вертелся и так и норовил уползти куда-то. Когда он уж совсем сильно дыбился, Лиля останавливалась. Нельзя падать. Упадёт – и не встанет. Потому что сил нет.

Сирена замолкла, но где-то далеко всё ещё бабахали зенитки, кашляла надрывно обескровленная артиллерия. Лиля снова забралась под одеяла и закрыла глаза. Голова закружилась, желудок злобно и недовольно заурчал, под рёбрами тоскливо потянуло. Но сон был сильнее голода, и уже через минуту Лиля провалилась в его тревожную, наполненную голосами, запахами и воем сирен пропасть. Что-то толкало её в плечо, тащило вниз с такой силой, что сопротивляться не получалось, тормошило, било наотмашь невидимой рукой.

Она снова распахнула глаза.

Зенитки загромыхали ближе. Лиля не шевелилась. Она лежала в промёрзшей кровати, мысленно молясь, чтобы господь убрал немцев подальше от её дома. Сейчас нельзя умирать, только не сейчас, когда впереди ещё уйма работы. Вчера ей выдали целых четыре килограмма жёстких шерстяных ниток, которые полагалось распутать и смотать в клубки. Натруженные худые пальцы саднили, грубые жёсткие мозоли трескались и горели словно в огне, а нитки становились всё хуже и хуже качеством: зачастую из них приходилось выковыривать много мусора и стекла. Лиля не жаловалась. Зато карточка у неё рабочая, а значит, и паёк самый большой, целых триста граммов драгоценного хлеба. Хлеб… Хлеб – это жизнь. Лиля была ещё жива только благодаря ему.

Она вязала из грубых ниток рукавицы для фронта. Точнее, не совсем рукавицы – скорее, недоперчатки с одним указательным пальцем. Чтобы солдату было удобнее стрелять.

Когда в щель заглянуло измученное ленинградское солнце, Лиля уже проснулась. Кое-как сев на кровати, она сунула распухшие в щиколотках ноги в прохудившиеся обрезанные валенки, вздохнула, посидела ещё немного и медленно поднялась. Пора. Нужно топить «буржуйку» – комната промёрзла насквозь, заледенела. Нужно сходить за водой и сделать к завтраку кипяток – у брата Лёшки не хватит сил поднять даже стакан, не то, что бидон. Раньше она ходила с ведром, но последнее время уже не было сил, чтоб его поднять. И Лиля стала ходить с бидоном. Лучше принести поменьше, чем уронить и разлить всё на полпути. А ведь и на себя может пролить, и тогда уж точно воспаление лёгких, а противостоять болезни она не сможет.

Лиля стащила с головы продранную шапку-ушанку, как могла, расчесала спутанные в жёсткие колтуны волосы, глядя на себя в помутневшее от времени зеркало. Большие глаза, такие весёлые и живые прежде, смотрели с пугающим безразличием, щёки ввалились, губы побледнели и растрескались. На худом лице двумя тёмными дугами выделялись брови, скулы заострились и стали похожи на голые кости. Но какое это имело значение?

На лестнице было темно. Лиля, щупая ногой ступени перед собой и крепко держась за перила, стала осторожно спускаться вниз. За ночь снега намело ещё больше, в высоченных сугробах узкими лентами тянулись несколько новых тропинок. Она заковыляла по одной из них. Бидон тихонько скрипел ручкой, дребезжал, раскачиваясь на хлёстком колком ветру. Заиндевелое небо хмурилось, сутулилось над потерявшим свой привычный облик Ленинградом, и сыпало на крыши крупные хлопья снега. Те белой порошей кружили в тишине и беззвучно садились на верхушки сугробов, протискивались в щели на окнах и превращались в стылый лёд на узких бетонных ступенях.

Лиля прошла под гулкой аркой и свернула на пустынный тротуар. У стены дома лежал лицом вниз человек. Снег уже почти припорошил его, лица не было видно совсем. Лиля прошла мимо, осторожно ступая по льду, только бидон печально и жалобно скрипнул в её руке. Пальцы умершего человека скрючились, вмёрзли в тротуар, синие ногти выделались чёрными лунками. А злой ветер трепал край серого пухового платка, который ещё не успел сковать вездесущий ледок. Мужчина это или женщина? Не разберёшь. С началом блокады все почему-то стали похожи.

На обратном пути Лиля встретила девочку лет десяти. Та, упираясь, тащила за собой санки с привязанным к ним окоченевшим телом. И опять непонятно, мужчины или женщины. Может быть, старика или ребёнка. И снова Лиля прошла мимо, даже глаз не подняла. Сейчас все умирают, так что смотреть?

Лёшка уже проснулся и ждал её, сидя на кровати. Лиля взяла из кучи в углу заранее приготовленные щепки, сложила в «буржуйку», поискала взглядом спички. Лёшка молча глядел на неё. Под глазами его пролегла тёмная синева. Он безразлично следил за ней, пока она кипятила в старом эмалированном чайнике воду, пока варила на завтрак кашу из с таким трудом добытой дуранды. Прожевать её было невозможно, поэтому приходилось глотать целыми кусками, обдирая горло, но всё же это была какая-никакая, а еда.

Читать онлайн «Ожог за ожог (ЛП)» автора Хан Дженни — RuLit — Страница 1

ВНИМАНИЕ!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

Любая публикация данного материала без ссылки на группы и указания переводчика строго запрещена.

Любое коммерческое и иное использование материала, кроме предварительного ознакомления, запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей.

Дженни Хан, Шиван Вивиан

Ожог за ожог

Ожог за ожог — 1

Авторы: Дженни Хан, Шиван Вивиан

Название: Ожог за ожог

Автор перевода: Kiki67

Редактор: Светлана Дорохова

Вычитка: Виктория Коробко

Перевод групп :

АННОТАЦИЯ

Островок Джар идеален настолько, что похож на открытку со своими очаровательными туристическими лавками, нетронутыми пляжами и прелестными домиками на берегу океана. А еще тут живут три девушки, каждая из которых тайно вынашивает план мести.

Кэт до тошноты устала от травли со стороны своей бывшей лучшей подруги.

Лилия обнаруживает, что за ее младшей сестренкой, которую она всегда опекала, тайком ухлестывает один из ее приятелей, и собирается положить этому конец.

Мэри без конца преследуют болезненные воспоминания об одном происшествии, случившемся в прошлом,как и то, что виноватого в этом парня до сих пор не настигла расплата.

По одиночке девушки не могут воплотить свои фантазии о мести в реальность так, чтобы при этом остаться вне подозрений. Но вместе. вместе они способны на все.

Когда они объединятся, больше не будет никаких «как бы мне хотелось сказать. » или «вот если б вернуться назад и сделать все по-другому. » Втроем девушки покажут острову Джар, что местьэто блюдо, которое лучше всего подавать вместе.

МЭРИ

Утренний туман разукрасил все серебром. Прямо как в одном из моих снов с падением в кроличью нору, где я застреваю в облаке и не могу проснуться.

А потом начинает трезвонить сирена, туман рассеивается, и моему взору предстает растянувшийся на горизонте остров Джар. Такой же, как на одной из картин тетушки Бетт.

И в этот миг я осознаю, что сделала это. Я вернулась.

Один из рабочих привязывает толстой веревкой паром к пристани. Другой опускает трап. И из громкоговорителя раздается голос капитана:

Ознакомьтесь так же:  Розацеа или себорейный дерматит

— Доброе утро, уважаемые пассажиры. Добро пожаловать на остров Джар. Пожалуйста, не забывайте свои вещи.

Я уже и забыла, как тут красиво. Солнце над водой окрашивает все в ярко-желтоватые цвета. Из окна на меня глядит собственное отражение: светлые глаза, приоткрытые губы, растрепанные светлые волосы. Я уже не тот человек, который покинул это место в седьмом классе. Разумеется, я стала старше, но это не все. Я изменилась. Теперь, глядя на себя, я вижу сильную девушку. Может быть, даже симпатичную.

Интересно, он меня узнает? Часть меня надеется, что нет. Но другая — та, что покинула свою семью и вернулась сюда — надеется, что узнает. Он должен. Иначе в чем смысл?

До меня долетает звук заведенных моторов. Машины на грузовой палубе готовы тронуться в путь. На берегу виднеется длинная цепочка из автомобилей, тянущаяся до входа на стоянку. Они ждут, когда смогут заехать на борт и отправиться обратно на материк. До конца летних каникул осталась еще одна неделя. Я отступаю от окна, разглаживаю ситцевый сарафан и иду к своему месту за вещами. Сиденье рядом с моим пустует. Я сую под него руку и пытаюсь нащупать то, что должно находиться именно там. Его инициалы — Р.Т. Я помню день, когда он вырезал их своим швейцарским армейским ножом. Чисто ради своей прихоти.

Интересно, сильно ли изменился остров? В «Молочном утре» по-прежнему продаются лучшие черничные маффины? В кинотеатре на Главной улице до сих пор зеленые бархатные сиденья? А как разросся куст сирени в нашем дворе?

Так странно ощущать себя туристом, учитывая, что Зейны живут на острове практически целую вечность. Мой прапрапрадед спроектировал и построил тут библиотеку. Одна из маминых тетушек стала первой женщиной, которую избрали членом муниципального совета Миддлбери. Наш семейный участок находится в самом центре кладбища, а некоторые памятники настолько стары и покрыты мхом, что невозможно даже разглядеть, кто под ними похоронен.

Остров Джар состоит из четырех маленьких городков. Томастаун, Миддлбери — откуда я родом, — Уайт-Хейвен и Каноби-Блаффс. В каждом из них есть своя средняя школа, но старшая школа на острове только одна. Летом население увеличивается до нескольких тысяч отпускников. Тех же, кто живет тут круглый год, всего лишь около тысячи.

Моя мама любит говорить, что остров Джар никогда не меняется. Он как отдельная маленькая вселенная. Есть в нем что-то такое, от чего кажется, будто время здесь стоит на месте. Думаю, в этом кроется его очарование, которое каждое лето притягивает сюда людей, а постоянные жители мирятся с неизбежной скукой. Как когда-то и мои родители.

Люди ценят, что на острове Джар нет ни одного сетевого магазина, торгового центра и заведения быстрого питания. Папа говорит, что их строительство запрещено согласно двумстам отдельным законодательным актам и постановлениям. Поэтому жители покупают овощи на местных рынках, лекарства по рецептам — в аптеках, где всегда можно найти аппарат с газировкой, а пляжное чтиво — в маленьких книжных магазинчиках.

Остров Джар делает особенным еще и то, что это самый настоящий остров. Здесь нет мостов или туннелей, соединяющих его с материком. Кроме одной-единственной взлетной полосы, которой пользуются только богатеи с частными самолетами. Все остальные прибывают и отбывают на этом вот пароме.

Собрав вещи, я следую за оставшимися пассажирами на берег. Пристань ведет прямо к информационному центру. Перед ним припаркован старый, сороковых годов, школьный автобус с надписью «Туры по острову Джар», который пытаются отмыть. За зданием центра начинается Главная улица — длинная полоса из сувенирных магазинчиков и лотков с едой. Над всем этим возвышается холм Миддлбери. Мне приходится прикрыть глаза от солнца и потратить несколько секунд на то, чтобы на самой его вершине отыскать высокую красную крышу своего старого дома.

В этом доме выросли мама и тетушка Бетт. В моей спальне, окна которой выходят на океан, когда-то жила тетушка Бетт. Интересно, сейчас она, снова переехав сюда, все так же спит в этой комнате?

Я ее единственная племянница, своих детей у нее нет. Она никогда не знала, как вести себя с детьми, поэтому обращалась со мной как со взрослой. И мне это нравилось. Когда она спрашивала, что я думаю о ее картинах, то всегда выслушивала мой ответ. Но она никогда не была из тех тетушек, которые, устроившись на полу, будут помогать в сборке пазла или готовить с тобой печенье. Да я в этом и не нуждалась. Для этого у меня были мама и папа.

Думаю, будет здорово пожить с тетушкой Бетт теперь, когда я стала старше. Потому что мои родители обращаются со мной как с ребенком. Яркий тому пример: я по-прежнему должна быть дома в десять часов, несмотря на то, что мне уже семнадцать. Но, полагаю, после всего, что произошло, можно понять, почему они так меня опекают.

Дорога до дома занимает больше времени, чем в моих воспоминаниях. Может, потому, что с чемоданами тяжелее идти. Несколько раз я пытаюсь остановить машины, ползущие на холм. Иногда местные добираются домой автостопом. Здесь принято помогать соседям. Обычно мне этого не разрешают, но впервые рядом со мной нет надзирающих родителей. Вот только никто не останавливается. Это очень неприятно, но у меня всегда есть завтрашний день. У меня куча времени, чтобы путешествовать автостопом и делать все, что мне захочется.

Кафе «Роман»

23 записи ко всем записям

Книжные новинки декабря

Название: Соблазнение Саймона
Автор: Майя Бэнкс
Жанр: Современный любовный роман Показать полностью…
Перевод группы: https://vk.com/maya_banks

Аннотация:
Одна судьбоносная ночь. Тони Лэнгстон соблазняет своего лучшего друга — любовь всей ее жизни. Всего две проблемы- он не помнит это и она беременна. Тони Лэнгстон была влюблена в своего лучшего друга годами. В ночь, когда они с Саймоном занимались любовью, он расстался со своей девушкой. Тони была унижена и оскорблена, когда на пике удовольствия с уст Саймона слетело имя его бывшей. А на следующий день он не помнил ничего из предыдущей ночи. Тони решает забыть и не напоминать ему об этом. А через 2 месяца узнает, что беременна. Девушка хочет, чтобы Саймон любил ее, а не чувствовал ответственность за ребенка. План рождается сразу — нужно соблазнить лучшего друга, показать ему, что она не выступает в роли его младшей сестры, а станет для него настоящей женщиной достойной любви, не меньшей, чем она сама любит его. И это сработало! Может даже слишком хорошо. Но между ними секрет. Будет ли все и дальше так же прекрасно?

Порядок файлов: docx, epub, fb2, txt

Книжные новинки мая

Название: Возлюбленная
Автор: Майя Бэнкс
Серия: Наследие Колтер #2 Показать полностью…
Жанр: Современный любовный роман
Перевод группы: https://vk.com/maya_banks

Аннотация:
Способна ли их любовь придать ей сил, чтобы переступить через ужасную трагедию ее прошлого? Когда офицер полиции Сет Колтер замечает утонченную, но бедно одетую красавицу прямо в столовой полицейского участка, где он работает, внутри у него все переворачивается при одной мысли о ней бродящей по холодным улицам в одиночку. Но больше всего его тревожит зарождающийся внутри него порочный и властный инстинкт, который говорит, что эта женщина принадлежит ему. Для Лили Уэстон, дом был укромным местечком на задворках улицы – до тех пор, пока Сет не предлагает ей ночлег. Его предложение кажется подозрительным, но даже тогда мысль о том, чтобы провести ночь в тепле заставляет ее согласиться. Сет убежден, что Лили принадлежит ему. Но беда в том, что как только его братья заметили ее, то ощутили тот самый рвущийся на свободу инстинкт. Братья Колтеры никогда не верили в достаточно нетрадиционный образ жизни своих родителей, но они не в состоянии подавить обоюдное желание оберегать Лили, и свою любовь. Но чтобы построить собственное счастье, им придется залечить бередящие раны ее прошлого.